Возмещение неимущественного вреда, причиненного психиатрическим учреждением пациенту

Закон и право » Возмещение вреда, причиненного гражданину при оказании психиатрической помощи » Возмещение неимущественного вреда, причиненного психиатрическим учреждением пациенту

Страница 3

Данное дело породило целую череду аналогичных жалоб и заявлений, поданных в Европейский Суд: Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 декабря 2008 г. (дело Шулепова против Российской Федерации); постановление Европейского Суда по правам человека от 04 марта 2010 г. (дело Штукатурова против Российской Федерации); Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 апреля 2010 г. (Дело Бик против Российской Федерации) и т.д.

10 декабря 2005 года в Европейский Суд П.В. Штукатуровым была подана жалоба против Российской Федерации. Заявитель утверждал, что в связи с лишением его дееспособности и содержанием его в психиатрической больнице в связи с его психиатрическими проблемами были нарушены его права. Заявитель требовал 25 000 евро в качестве компенсации причиненного морального вреда. Он утверждал, что претерпел особо серьезное вмешательство в его личную жизнь и личную свободу. В результате полного лишения дееспособности у него были отняты почти все существенные гражданские права, что вызвало у него ощущение беспокойства, уязвимости и беспомощности. Кроме того, все эффективные национальные правовые способы стали для него недоступны, что свело его к положению «нечеловека» в глазах закона. Одним из особенно серьезных последствий лишения заявителя дееспособности являлось его незаконное длительное содержание в психиатрической больнице (с 4 ноября 2005 г. по 16 мая 2006 г.), где он был лишен любых гарантий, обычно сопутствующих недобровольной госпитализации. Заявитель также подчеркнул, что администрация больницы препятствовала его встречам с его представителем и иным образом мешала его контактам с Европейским Судом. Такое отношение властей обострило его ощущения беспокойства, неопределенности и уязвимости. Власти Российской Федерации характеризовали эти требования как полностью неразумные и чрезмерные. Со ссылкой на дело "Ракевич против Российской Федерации" власти РФ утверждали, что справедливая компенсация морального вреда в настоящем деле не должна превышать 3 000 евро. Кроме того, 27 апреля 2009 г. Районный суд г. Санкт-Петербурга по требованию государственного органа опеки и после новой экспертизы психического состояния заявителя признал его полностью дееспособным. Европейский Суд в Заключении по делу указал, что сумма компенсации морального вреда оценивается с целью предоставления "возмещения за беспокойство, неудобство и неопределенность, вызванные нарушением". По мнению Суда во время недееспособности заявителя государство нарушало его самые основные права. Таким образом, как указал Европейский Суд в основном постановлении, заявитель был "лишен способности действовать независимо почти во всех сферах жизни". Он был незаконно заключен в больницу более чем на шесть месяцев, без учета последующих периодов заключения. Наконец, страдания заявителя, несомненно, усугублялись уклонением государства от уважения его прав, определенных статьей 6 Конвенции, и вмешательством властей в его право на обращение в Европейский Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции. Европейский Суд, принимая во внимание совокупный эффект нарушений прав заявителя, их длительность и тот факт, что заявитель, страдавший от психического заболевания, был в особенно уязвимом положении, оценивая эти обстоятельства на справедливой основе в соответствии со статьей 41 Конвенции, присудил заявителю 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Данные примеры показывают, что размер компенсации морального вреда должен определяться в каждом случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела, а также особенностей потерпевшего. Кроме того, Европейский Суд считает, что при причинении вреда при оказании психиатрической помощи моральный вред должен предполагаться. Для удобства правоприменителей и снятия противоречий и дискуссий необходимо закрепить это правило в ГК РФ.

Таким образом, возмещение неимущественного вреда, причиненного пациенту при оказании психиатрической помощи, приобретает свои особенности в связи со спецификой субъектов – потерпевших. Как уже было отмечено выше, лица, страдающие психическими заболеваниями, могут воспринимать причинение физических и нравственных (особенно нравственных) страданий отлично от любого другого «нормального», «среднего» пострадавшего. Это обстоятельство должно служить основанием для повышенной ответственности причинителей такого вреда. Также в Законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» необходимо закрепить правило о том, что при причинении вреда при оказании психиатрической помощи наличие морального вреда предполагается и не требует дополнительных доказательств и подтверждений.

Страницы: 1 2 3 4

Это интересно:

Принципы гражданского судопроизводства
Принципы гражданского процессуального права выражаются как в отдельных нормах наиболее общего содержания, так и в целом ряде процессуальных норм, в которые включаются гарантии реализации на практике ...

Добросовестное владение и бонитарная собственность
Устарелое деление имущества на res mancipi и res nec mancipi и применение связанных с ними формальных и громоздких способов приобретения и отчуждения, при постоянно увеличивающимся приросте земель и ...

КАТЕГОРИИ

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.burami.ru