Возмещение неимущественного вреда, причиненного психиатрическим учреждением пациенту

Закон и право » Возмещение вреда, причиненного гражданину при оказании психиатрической помощи » Возмещение неимущественного вреда, причиненного психиатрическим учреждением пациенту

Страница 2

Также указанный автор считает, что право на компенсацию морального вреда возникает, не во всех случаях незаконного психиатрического вмешательства. В поддержку своей точки зрения Т.В. Шепель приводит следующий аргумент. Если физические страдания способно претерпеть любое физическое лицо независимо от ущербности психики, то нравственные страдания могут испытать лишь те, кто способен осознавать свои действия. Такого же мнения придерживается С.В. Егизарова: при определении морального вреда законодатель делает акцент на слове "страдания", что с необходимостью определяет обязательное отражение действий причинителя морального вреда в сознании потерпевшего и вызов определенной психической реакции. Моральный вред - это страдания, которые должен испытывать некий "средний" человек, "нормально" реагирующий на совершаемые в отношении его неправомерные действия.

В связи с этим лица с психическими расстройствами, признанные в судебном порядке недееспособными, вследствие неспособности понимать значение своих действий или руководить ими вряд ли имеют право на компенсацию морального вреда. Однако не исключена возможность предъявления такого требования их опекунами или близкими родственниками, которые в подобных случаях будут действовать не в интересах подопечных, а в своих собственных интересах. Психическое расстройство лица, не признанного недееспособным, может повлиять на адекватную оценку причинённых ему физических или нравственных страданий: снизить восприятие таких страданий или усилить их. Пункт 2 ст. 151 ГК РФ позволяет суду учесть это, устанавливая, что при определении размера компенсации морального вреда принимается во внимание степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего. Если же психическое расстройство лица является основанием для признания его недееспособным, но он таковым не признан, то оснований для компенсации морального вреда нет.

Однако вышеуказанные утверждения представляются довольно оспоримыми, т.к. действующее законодательство, устанавливая правила компенсации морального вреда не делает никаких исключений среди потерпевших, что было бы неправильно и существенно ущемляло бы права пациентов психиатрических клиник.

В юридической науке уже не раз высказывались предложения по решению вопроса об определении размера компенсации морального вреда.

Ю.Д. Сергеев, С.В. Ерофеева считают, что необходимо внедрить мониторинг судебно-медицинских экспертиз неблагоприятных исходов медицинской помощи: при решении споров неблагоприятного исхода оказанной медицинской помощи назначается проведение комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Основная задача этой экспертизы заключается в профессиональной оценке осложнений и ущерба для здоровья пациента. Создание базы данных о реальных случаях неблагоприятных исходов может быть востребовано для оценки размера морального вреда при ненадлежащем оказании медицинской помощи гражданам.

Одним из способов разрешения проблемы определения размера морального вреда может служить разработанная A.M. Эрделевским формула, которая была отрицательно воспринята судейским корпусом и не применяется в практической деятельности судов: при возмещении имущественного вреда гражданское законодательство должно применять принцип эквивалентности размера возмещения размеру причиненного вреда. Однако в случае компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим в силу специфики морального вреда. Но из смысла гражданского законодательства следует, что к компенсации морального вреда может и должен применяться принцип более «низкого» уровня – принцип адекватности (соответствия).

28 октября 2003 года Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Тамара Ракевич против России». В указанном деле суд решал вопрос об обоснованности недобровольного лечения Тамары Ракевич в психиатрической больнице.

Решая вопрос о возмещении вреда суд указал следующее. Заявитель требовала 10,000 евро в качестве компенсации морального вреда. Она ссылалась на то, что испытывала эмоциональное потрясение и беспокойство, вызванное помещением в психиатрический стационар. Она подчеркивала, что также испытывала беспомощность из-за того, как происходила госпитализация и невозможности оспорить ее. Правительство не согласилось с заявленной суммой, считая ее чрезмерной и указав, что возможные процессуальные нарушения в деле не привели к нарушению ее неотъемлемых прав. Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть подтверждены какими-либо доказательствами. В данном деле, логично предположить, что заявитель испытывала подавленность, беспокойство и депрессию по причине ее госпитализации на достаточно большой период, которая не была основана на судебном решении. По данному требованию Суд присуждает заявителю 3 000 евро.

Страницы: 1 2 3 4

Это интересно:

Принятие наследства. Отказ от принятия наследства
Для того чтобы приобрести наследство, наследник должен его принять (ст. 1152 ГК), при этом принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни ...

Особенности трудового договора с руководителем организации
Правовое регулирование отношений по поводу труда руководящих работников представляет определенную сложность, в основном по той причине, что такие работники одновременно выполняют функции представител ...

КАТЕГОРИИ

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.burami.ru