Общества с ограниченной ответственностью в российском праве

Закон и право » Правовое положение общества с ограниченной ответственностью » Общества с ограниченной ответственностью в российском праве

Страница 4

Вместе с тем Закон устанавливает полную имущественную ответственность членов наблюдательного совета и коллегиального исполнительного органа общества за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (п. 2 ст. 44). Аналогичную ответственность перед обществом несет также единоличный исполнительный орган или управляющая компания (либо наемный управляющий). При этом с иском о ее применении вправе обращаться не только само общество (через свои органы), но и любой из его участников, что существенно повышает ее эффективность. При несостоятельности (банкротстве) общества по вине его органов (их членов) либо также участников общества возникает их субсидиарная ответственность перед кредиторами общества (п. 3 ст. 3 Закона, абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК).

Единоличным исполнительным органом общества, либо членом его коллегиального исполнительного органа теперь может быть лишь физическое лицо (п. 2 ст. 40, п. 1 ст. 41 Закона) (если только речь не идет об управляющей компании). В этой роли, следовательно, не может выступать представитель юридического лица или публично - правового образования, действующий на основании доверенности. Более того, такое физическое лицо выступает здесь в личном качестве (а не как должностное лицо одного из участников) и потому не может быть автоматически (без решения общего собрания или наблюдательного совета) заменено, например, в случае его отстранения от должности другим должностным лицом соответствующей организации. С одной стороны, это обстоятельство укрепляет статус такого лица и снимает ряд практических затруднений, связанных с участием в обществах других юридических лиц или публично - правовых образований. С одной стороны, оно должно усилить его осмотрительность, ибо за неблагоприятные результаты своих действий по отношению к обществу он может ответить личным имуществом.

Весьма важными гарантиями соблюдения имущественных интересов общества, представляющими собой в целом удачные заимствования из акционерного законодательства, стали правила, ограничивающие возможности совершения исполнительными органами общества от его имени крупных сделок или сделок, интерес в совершении которых имеют члены этих органов или другие участники общества. Так, согласно правилам ст. 45 Закона сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не может быть совершена без согласия общего собрания, принятого простым большинством голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении. Иначе говоря, при определении такого большинства из подсчета исключаются голоса заинтересованных участников. Более того, заинтересованные участники, круг которых определен п. 1 ст. 45 Закона по аналогии со ст. 81 Закона об акционерных обществах, обязаны информировать общее собрание о юридических лицах, в которых они или связанные с ними лица имеют 20 и более процентов участия, либо занимают должности в органах управления (поскольку сделки общества с такими субъектами подлежат одобрению общим собранием), а также о других известных им сделках с обществом, в которых они могут быть признаны заинтересованными.

Крупными сделками п. 1 ст. 46 Закона (в полном соответствии с п. 1 ст. 78 Закона об акционерных обществах) признает сделки на сумму, превышающую 25 процентов стоимости имущества общества (если только речь не идет о сделках, "совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества"). При этом сделки на сумму от 25 до 50 процентов стоимости имущества общества могут совершаться с согласия его наблюдательного совета (если это прямо предусмотрено уставом общества) (ср. п. 4 ст. 46 Закона и п. 1 ст. 79 Закона об акционерных обществах). Принципиальной новеллой здесь стало правило п. 6 ст. 46, разрешающее конкретному обществу в соответствии с его уставом совершать любые крупные сделки и при отсутствии согласия общего собрания или наблюдательного совета. Это правило полностью развязывает руки исполнительным органам общества и в современных отечественных условиях может повлечь новые злоупотребления с их стороны.

Совершение обществом сделок с нарушением правил ст. 45 и 46 Закона создает возможность предъявления требований о признании их недействительными со стороны не только самого общества, но и любого его участника. Следует, однако, иметь в виду, что речь идет об оспоримых сделках, действительность которых зависит от доказанности того, что контрагент по сделке знал или заведомо должен был знать о таких ограничениях (ст. 174 ГК). Арбитражно - судебная практика склонна ужесточать требования к таким сделкам, ссылаясь на то, что ограничения полномочий на их совершение содержатся в законе, а не только в учредительных документах общества, и потому контрагент всегда должен знать о них и соблюдать требования закона под страхом признания соответствующей сделки ничтожной (ст. 168 ГК).

Страницы: 1 2 3 4 5

Это интересно:

Имя гражданина
Большой научный и практический интерес вызывает вопрос о правовой природе имени, которая имеет весьма сложный характер, так как имя гражданина представляет собой, с одной стороны, средство индивидуал ...

Иные периоды работы для начисления досрочной пенсии
Итак, мы рассмотрели периоды работы, включаемые в стаж для начисления досрочной пенсии, предусмотренные Правилами, но приведенный в них перечень не является исчерпывающим. В силу п. 2 Правил при исчи ...

КАТЕГОРИИ

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.burami.ru