Проблемные аспекты получения, закрепления и использования показаний потерпевшего

Закон и право » Показания потерпевшего как доказательство по уголовному делу » Проблемные аспекты получения, закрепления и использования показаний потерпевшего

Страница 1

Любая сложная система, которую необходимо включить в другую систему к качестве составной части, порождает спорные вопросы и проблемы при соотнесении с другими составляющими конечной системы.

Показания потерпевшего не являются исключением.

Можно выделить три группы проблем, связанных с исследуемым явлением: уголовно-процессуальные, криминалистические и психологические. Причем зачастую одни проблемы обуславливают другие, в чем также проявляется сложный синергетический характер показаний потерпевшего, как самостоятельного явления.

На наш взгляд наиболее обширным является круг психологических проблем, связанных с формированием показаний потерпевшего. Достаточно подробно они рассматривались в § 2, в связи с чем, в настоящем параграфе мы на них останавливаться не будем.

Тесно связаны с психологическими проблемами проблемы криминологического характера. Частично о них также уже говорилось выше при рассмотрении вопроса об оценке показаний потерпевшего. Однако, необходимо отметить еще несколько вопросом, представляющих, с нашей точки зрения, исключительный интерес.

На практике может возникнуть ситуация, когда требования уголовно-процессуального законодательства входят в противоречие с интересами потерпевших. И тогда процессуальное решение может быть принято на основе криминалистического анализа сложившейся ситуации. Очень показательным в данном плане является следующий пример, который приводит А.А. Степанов.

Расследовалось уголовное дело о развратных действиях Ф. в отношении сорока двух малолетних. Началось все с развращения им семилетней падчерицы, ученицы первого класса, которая затем, по просьбе Ф., стала приводить домой на эти «сеансы» своих подружек — одноклассниц. Так продолжалось около двух лет, пока эта «деятельность» Ф. не была случайно обнаружена и пресечена, а сам он — немедленно арестован. Было установлено, что шесть девочек приходили на эти «сеансы» многократно, а остальные по одному-два раза, после чего прекратили посещать квартиру Ф. Обвиняемый свою вину признал, но численный и персональный состав потерпевших обрисовывал очень скудно. Возникла неожиданная коллизия: интересы всестороннего доказывания криминала Ф. пришли в острое противоречие с интересами нормального, нравственного воспитания большого числа малолетних девочек (целого второго класса). Нужно ли было допрашивать более тридцати из них о конкретных развратных действиях Ф., которые они видели один-два раза год-полтора тому назад? Оправданной ли оказалось бы актуализация в их сознании почти забытых деталей развратных действий Ф.? Не стали бы разве такие допросы — сначала на предварительном следствии, а затем и в суде,— своего рода продолжением развращения малолетних, причем с дополнительным «эффектом» его закрепления в сознании уже не прежних, а на год-полтора повзрослевших девочек?

Таким образом, интересы жертв преступления, которые, с уголовно-процессуальной точки зрения, должны были быть признаны потерпевшими по уголовному делу и допрошены вошли в противоречие с требованиями законодательства.

Практическое решение данной коллизии было следующим. По делу допросили в качестве потерпевших только шесть девочек, показаниями которых в совокупности исчерпывающе обрисовывались и характер развратных действий Ф., и, что не менее важно, весь круг других потерпевших, чем были решены криминалистические задачи следствия. Остальные тридцать шесть девочек не допрашивались вообще, но были заочно признаны потерпевшими (их права на следствии и в суде защищали их мамы в ранге представителей потерпевших). По данному поводу было вынесено уникальное в следственной практике «Постановление о непроведении допросов ряда малолетних потерпевших», основаниями для которого послужили, с одной стороны, вполне достаточная доказанность криминала Ф. иными материалами дела, а с другой — крайняя нежелательность таких допросов по нравственно-педагогическим соображениям. В суд эти тридцать шесть девочек, естественно, тоже не вызывались. По согласованию с прокурором данное дело было направлено не в районный, а в областной суд с просьбой рассмотреть его «в первой инстанции» ввиду неординарности подлежащей исследованию ситуации и принятых по делу решений. Областной суд с данной просьбой согласился, рассмотрел дело, вынес обвинительный приговор с максимальным по закону наказанием. При этом в приговоре были специально и высоко оценены нестандартные инициативы предварительного следствия. Кроме того, через неделю Президиум областного суда разослал по всем горрайсудам области письмо с рекомендацией учитывать нравственно-педагогические аспекты судебного допроса малолетних и прибегать к последним лишь в случаях крайней необходимости.

Страницы: 1 2 3 4

Это интересно:

Направления совершенствования государственного управления в пограничной сфере
Современный период развития Российской Федерации характеризуется достаточно большим различием между требуемым и имеющимся уровнем обеспечения правового регулирования деятельности пограничной службы. ...

Права и обязанности пользователя
Первая обязанность пользователя состоит в том, чтобы осуществлять комплекс полученных им исключительных прав в строгом соответствии с условиями договора, в установленном объеме и надлежащим образом ( ...

КАТЕГОРИИ

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.burami.ru