Законодательное регулирование уголовной ответственности за изнасилование и ряд других половых преступлений после Октябрьской революции 1917 г

Закон и право » Уголовно-правовые проблемы борьбы с насильственными половыми преступлениями » Законодательное регулирование уголовной ответственности за изнасилование и ряд других половых преступлений после Октябрьской революции 1917 г

Страница 1

Формирование основ нового права, в том числе и уголовного, начавшееся в связи с созданием после Октябрьской революции 1917 г. нового государства, только ухудшило положение дел в сфере правого урегулирования уголовной ответственности за изнасилование, равно и другие преступления, посягающие на личность, а также имущество граждан, так как в законодательном корпусе того времени основное внимание уделялось борьбе с контрреволюционными, должностными и хозяйственными преступлениями, что объяснялось происходившими в стране событиями, таившими в себе угрозу свержения советской власти. Так, в период 1917-1921 гг. составы преступлений против личности лишь упоминались в декретах наряду с другими общественно опасными деяниями. К примеру, в Декрете № 3 о суде, принятом 4 июля указывалось, что местным народным судам подсудны все уголовные дела, кроме дел о посягательствах на человеческую жизнь, об изнасилования, о разбое и некоторых других преступлениях; в Положение о революционных военных трибуналах 1919г. также только упоминалось о посягательствах на человеческую жизнь, изнасиловании и т.д. До издания нового Уголовного кодекса наиболее длинный список (именно список, а не совокупность развернуто изложенных составов) деяний, посягающих на личность и на имущество граждан, был приведен в декрете Совета народных комиссаров 1921 г. «Об ограничении прав по судебным приговорам», где наряду с другими преступлениями упоминалось и изнасилование, за совершение которого суд или трибунал мог применять к виновным ограничение прав.

В связи с тем, что советское государство в силу ряда объективных причин в первые годы своего существования не смогло обеспечить подготовку и издание единого кодифицированного законодательного по уголовному праву, предполагалось, что решение вопроса о наказуемости отдельных общественно опасных деяний будет основываться только на декретах, но и на собственном правосознании трудящихся. Иными словами, законодатель того времени должен был руководствоваться не столько принципом законности, сколько принципом целесообразности, что породило хождение в законодательных кругах идеи распространения теории «социальных функций права», согласно кт горой «законодатель отказывается от исчерпывающего, и полного ноя мирования всех отношений, полагаясь на социальное чутье пролетарского суда». Однако сторонники данной концепции не нашли достаточной поддержки, подтверждением чему явилось принятие в 1922 г. УК РСФСР который состоял из введения, и положений не только Общей, но и Особенной частей. Хотя, по мнению ряда авторов, принятые в декабре 19191 Наркомюстом Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, состоящие только из положений Общей части, явились воплощением теории «социальных функций права» в реальность. Так, М. Д. Шаргородский и В. Г. Смирнов утверждали, что в 1918-1920 г. в законодательных круга господствовала «идея создания уголовного кодекса, лишь в общих чертах определяющего понятие групп преступных деяний, установлении лишь перечня мер наказания без законодательной оценки степени общественной опасности конкретных преступлений». Как бы то не было, в силу ли последовательно проводимой Наркомюстом работы по разработке Общей и Особенной частей УК РСФСР или в силу требований здравого смысла и справедливости, в 1922 г., как уже говорилось УК РСФСР, включавший положения обеих частей, был принят.

Преступлениям в области половых отношений в Кодексе отведен разд. 4 гл. V, посвященной преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Статья 169 УК РСФСР регламентировала уголовную ответственность за изнасилование, причем включала и определение данного преступного деяния: «Изнасилование, т. е. половое сношение с применением физического или психического насилия или путем использования беспомощного состояния потерпевшего лица .». В этой же статье предусматривалось наличие квалифицирующего признака (но только одного), а именно изнасилование повлекшее самоубийство потерпевшего лица, санкция за которое был выше санкции, предусмотренной за простое изнасилование (не ниже трех лет и до пяти соответственно). Следует отметить, что в ст. 16 УК РСФСР в редакции постановления ВЦИК от 10 июля 1923 г. уже разделяется понятие полового сношения и удовлетворения полового страсти в извращенных формах, но в то же время в указанной статье 169 о применении насилия к потерпевшему (в ней регулирующих ответственность за половое сношение с лицами, не достигшими зрелости, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах). Кроме того, непонятно, что законодатель подразумевает под словосочетанием «удовлетворение половой страсти в извращенных формах».

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Это интересно:

Юридический анализ объективных признаков злостного уклонения от уплаты алиментов как преступного посягательства
Злостное уклонение от уплаты алиментов – это долговременная невыплата полагающихся денег. Разумеется, если родитель по каким-то причинам не сможет месяц или два выплачивать алименты, его никто не отп ...

Внутренний распорядок и общие положения по нормированию продолжительности рабочего времени
Внутренний распорядок в органах внутренних дел устанавли­вается руководителем согласно действующему законодательству, с учетом особенностей служебной деятельности, оперативной обста­новки, местных ус ...

КАТЕГОРИИ

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.burami.ru